Убить начало

Camera: Aperture: 0 Focal Length: 0 Shutter Speed: ISO: 0

Убить начало

Глава 1

— Скажи, а умирать больно? — Тишину пространства нарушил мелодичный гортанный голос. Вековой лес замер ожидая, какой будет ответ. Мужчина обернулся и хмуро посмотрел за спину.

Она была еще ребенком, только-только входящим в пору юности. Её тонкий стройный стан и лёгкая походка восхищали всех кто жил с ней рядом. Веселый смех и задорная икринка в глазах дарила тепло и заботу тому, кто попадался ей. Она была любимицей деревни.

Вдохнув и выдохнув со свистом, мужчина сипло ответил:

— Не думаю что это больно. Да и стоит тебе сейчас об этом думать. — Повернувшись, снова двинулся среди вековых деревьев.

***

В этот год засуха опять настигла деревню Опухлики. Вот уже пятый год люди не могли запастись зерном, овощами да лесными плодами. Истощали, изголодались, озлобились жители, злыми глазами смотрели на жизнь и путников, которые забредали из леса. Всё реже и реже стали появляться здесь сторонние люди. Весть о недоброжелательности жителей быстро достигла пределов.

И стали Опухлики жить в добровольном изгнании. Как только они не задабривали Богов, какие только дары не подносили. А не приходили Боги на помощь людям. Испытывали их.  Отчалились люди. Что делать, как им изменить ситуацию. И вот в канун зимнего солнцестояния старосте приснился сон. Пришел к нему Кощей и молвил, что поможет деревне, если приведут они ему самую молодую деву в деревне, в которой дремлет великая сила.

В  холодном поту проснулся староста на следующий день, праздник был испорчен. Чернее тучи ходил староста, и люди Опуликов старались не попадаться ему на глаза. Прошли празднества, Опухлики утихомирились и потянулись будни. Пришёл Карачун, ударил посохом, и заледенела деревня. Всякое действие делалось медленно и неохотно. Мор стоял у околицы и удовлетворенно потирал руки,  ожидая своего часа. Не выдержал староста и собрал собрание деревни. Когда все собрались, он рассказал сон, который ему приснился.

Молчали люди, что тут можно было сказать.  Медленно все собравшиеся повернулись к главе рода Яграда.

Мистислав Яград был отцом многочисленного семейства.  Его род был одним из самых многочисленных в Опухликах и близ лежащих сёл. Жил Мистислав зажиточно, помогал сельчанам как мог. Никогда ничего не просил взамен своей помощи. И дети его держали пример с него. Все любили и уважали его. Только одна беда была у Мистислава, все дети были у него мужского пола. А он просил Ладу — матушку чтобы подарила она ему дочь.

Четырнадцать вёсен назад вымолил Мистислав дочь. Родилась красавица, его Ясна. Всем она была хороша: и тихим нравом, и гибким станом, красотой славилась далеко от Опухликов. А какая мастерица да хозяйка была. Не на радовались родители на неё. Братья берегли да одаривали подарками.

Мистислав резко замотал головой и тихим ревом сказал:

— И не помышляйте друже, не отдам. Сам умру, но не отдам.

Поникли головы у сельчан, но не смели перечить они Мистиславу. Поскольку каждый из них не отдал бы своего чада. С тех пор прошло половина года, наступило лето. Жизнь в Опухликах стала еще хуже, даже малого урожая не смогли собрать люди. Пришёл староста к Мистиславу разговор был тяжелый для обоих, да деваться некуда было.

Наутро повёл Мистислав дочь в затерянное место. Место это было глухое, редко кто к нему забредал, звери лесные да птицы обходили его стороной. Находилось оно за вековым лесом возле одинокого утёса там, где брала своё начало Быстрюга.

Шли долго, но любой путь подходит к концу и Мистислав с дочерью дошёл. Быстрюга весело пенилась из больших валунов, примостившихся у одинокого утёса. Ясна села на камень по меньше рядом с водой. Мистислав поцеловал её в лоб, бросил долгий взгляд, чтобы запечатлеть образ и отвернулся. Резко направился в лес, скрылся за деревьями, не позволив себе обернуться.

Ясна не привыкшая сидеть без дела набрала ромашек, которые росли тут же, и стала плести венок. Тишина нарушалось только плеском воды да жужжанием насекомых. Подняв очередной взгляд  от работы, она увидела не далеко  от себя высокого худощавого мужчину. Он был высок, средних лет как её брат Добрыня. Лицо было угловатым, ярко выделялись скулы, пронзительные карие глаза смотрели зорко, тонкие губы были изогнуты в полуулыбке. Русые волосы были густо взъерошены на голове. Ясна почувствовала сильное внутреннее волнение, и кровь бросилась ей в лицо. Она впервые осталась наедине с незнакомым мужчиной.

— Ты боишься меня? — Глубокий голос мужчины врезался в пространство. И тут же вода вспенилась, трава пригнулась, деревья зашелестели. Ясна смотрела на мужчину и не могла отвести взгляд. И не, потому что он заворожил его, а просто она была поражена им. Заглянув в себя, она просто ответила:

— Да! Я боюсь.

В глазах мужчины проскочило уважение к этому еще ребенку, который не лукавя ответил ему. И к той силе внутри нее, которая спала еще бутоном внутри.

— Сколько тебе вёсен?

— Через месяц будет пятнадцать. — Быстрюга тут же плеснула на валун. Это не укрылось от мужчины. 

— Пойдёшь со мной?

Ясна опустила глаза и тихим полушёпотом ответила:

— Пойду.

Мужчина смотрел на неё пристально и долго. От него не укрылись мысли девушки, которые она не в силах была сдержать.

Кощей был самым младшим сыном Чернобога. Отец души не чаял в своем любимце. При рождении Кощей получил небывалую силу, он был одним из величайших колдунов, ему дано было право наказывать и вразумлять потомков своих. Он был честолюбив, но не терпел лицемерия. Его поступки всегда основывались на справедливости, и наказание длилось столько, сколько ему было положено. Он был Владыкой мрака и проживал в Лунном чертоге. Все темные, светлые боги и подмастерья признали его право верховодить. Отец был горд, что чадо оценили по его достоинствам, а не родственным связям. Частенько Чернобог гостевал в Лунном чертоге и наслаждался общением с сыном. Вот и сейчас час встречи наступил и Чернобог гостил в Лунном чертоге.

— Ты боишься умереть. И между тем всё же соглашаешься пойти со мной. — То ли задавая вопрос, то ли утверждая неожиданно произнёс Кощей. Ясна кивнула, в глазах светилась неистовая решимость. Кощею всё больше нравилась эта полу девушка полу ребенок.

— Ну что ж тогда пошли. — И Кощей протянул руку. Она робко дотронулась до его пальцев, и мир померк в её глазах.

В этот миг над землей сверкнула молния, Мистислав уже дошёл до деревни, увидев молнию, он упал на землю как подкошенный и зарыдал в голос. В следующее мгновения с неба упали первые капли благодатного дождя.

Глава 2

— Где моя невестушка? — Чернобог ворвался в огромный зал. Кощей стоявший у огромного окна в пол даже не обернулся.

— Ты слишком громогласен, отец. Сродни своему брату.

Чернобог гоготнут, и сразу же ответил:

— Мы же родственники, ребенок. Значит похожи. Как и ты со своими братьями.

— Не говорите мне, о них отец. — Нервно бросил Кощей.

— Так и не приняли твой выбор? — Кощей нервно дернул плечом.

Неожиданно в окне появилась Ясна, она несла корзинку, в которой были луговые цветы. Чернобог обратил на неё внимание.

— Невестушка бледна. Не то, что в первый день нашего знакомства.

Перед глазами пронеслись недавние воспоминания.

Как только Ясна, появилась в подлунном мире, она была поражена. Те же деревни, поля, люди, работающие на полях. День сменялся ночью. Всё как было там, где она прожила всю жизнь, единственное отличие нет солнце, а лишь тусклое светило, меркнувшее к концу дня.

На пороге чертога стоял высокий широкоплечий мужчина со жгучими черными глазами и волосами.

— Так, так, —  с прищуром сказал мужчина. — Новенькая?

— Нет, отец. — Голос Кощея звучал с хрипотцой. — Это моя невеста, Ясна.

Девушка подняла глаза и взглянула на грозного бога. Чернобог ощутил волну силы, обратившуюся для него в мурашей по телу. И удивленно вскинул брови, обратил свой взор на сына.

Вечером тоже дня состоялся званый ужин, собравший всю семью вместе. На нём присутствовали также родственники. Атмосфера царила напряженная. Впоследствии Ясне объяснили, что существовал давний семейный конфликт, который был разрублен решением Кощея. Он всегда рос не покорным. Но сейчас превзошёл самого себя. У него была уже нареченная, но Кощей сам предпочел найти невесту. Его братья были взбешены и настроены против. Они не понимали, как можно взять в жены себе не ровню. Еще так по развлекаться то это было возможно. Не остывающий спор и давление по этому поводу не умолкали уже много времени. После ужина Ясна, сидела в гостиной ожидая, когда её позовут. К ней подошла среднего роста стройная улыбчивая девушка её черные волосы были заплетены в тугую косу.

— Ты растеряна? — Девушка села напротив.

— Я думала я сегодня умру. — Ясна подняла свои голубые глаза на девушку. Та сдержано улыбнулась. Но вглядевшись во взгляд отшатнулась.

— Как тебя зовут? — Между тем спросила Ясна.

— Морена.

— Ты… О-о-о… — Только смогла вымолвить Ясна. Стук упавшего кувшина оборвал разговор и обе повернулись в дверях стоял Кощей.

С тех пор прошёл месяц, Ясна, стала привыкать, хотя по прежнему тосковала по солнцу и отцу. Здесь её также полюбили за её кроткий нрав и доброе сердце. Каждый вечер Кощей развлекал её разговорами и потихоньку, обучал колдовству и принципам мира.

Венчание было назначено в последний день второго месяца. За этот период человек привыкает к новой жизни. Вот и Ясна привыкала. Ушла былая живость, яркие краски, девушка стала спокойнее и увереннее в себе. Медленно, но верно Ясна преображалась. Её внутренний цветок силы постепенно расцветал.

Дни шли за днями отношение Ясны к Кощею постепенно, но неуклонно менялось с благоговейного страха на уважение и симпатию. И вот наступил такой день, когда Ясна уверенно почувствовала что любит своего жениха. До венчания осталось совсем  не много. Начались постепенно приготовления. Лунный чертог преображался, наряжался, украшался.

Только двое в подлунном мире так и не приняли Ясну к этому времени. При встрече со старшими братьями Горыном и Вием Ясна слышала в свою сторону только колкие насмешки и уколы. Она была спокойна и старалась не раздражать их. Но будущие родственники не оставляли её в покое.

— Тебе неприятно общение с моей семьёй? — Однажды спросил Кощей у Ясны.

— С чего ты взял. — Удивилась Ясна. Со свекром она сразу же нашла общий язык, и он был доволен выбором отпрыска.

— Я имею ввиду братьев. — Уточнил Кощей.

— Ты не прав, — Ясна, посмотрела своими чистыми голубыми глазами на Кощея. — К ним просто надо найти подход. — Улыбнулась  она.

Кощей лишь погладил её по голове и вышел из комнаты. Но братья не желали сдаваться, и каждый раз уединившись с Владыкой, вели разговор о разрыве временных уз. Он же молчал на все их ухищрения и уловки.

Время как речка Быстрюка пенилось и бежало вперед. И вот уже осталась неделя. Последняя неделя и жизнь Ясны, измениться навсегда. Она ходила грустная и тихая. Кощей не узнавал её. Так прошло два дня, и он не выдержал. На следующий день он нашел Ясну в беседке.

— Ты грустна, в чем дело?

— Я  скучаю по семье. Ты в кругу неё, а я одна. — Кощей взял её руку в свою.

— Но ты стала часть этой семьи. — Он заглянул ей в глаза.

— Я приняла твою семью. — Мягко ответила Ясна. — Но и я тоже не сирота. У меня есть родители и братья.

— Я не могу позволить, чтобы ушла. — Голос Кощея зазвенел холодом.

— Я и не прошу, тебя об этом. — Грустно ответила она. После не долгого молчания что-то решив для себя Кощей продолжил:

— Я ведь должен сделать подарок своей будущей жене. — Кощей с прищуром посмотрел на неё. — И поэтому я устрою разговор с твоей семьей. — Глаза Ясны зажглись радостью.

Весь день Ясна с радостными глазами гуляла по окрестностям. Люди радовались вместе с ней, словно солнышко пришло ненадолго в подлунный мир.

Глава 3

Прошло два месяца как не стало его любимицы, Мистислав провёл все как положено церемонии. Вся деревня скорбела с ним о его Ясне. Жена Мистислава не выдержала такой потери и ровно через месяц ушла за дочерью. Осиротела семья. Мистислав с сыновьями больше не были опорой, они рассыпались, словно прутья веника, когда лопнула веревка.

Мрачные и злые ходили Яград по деревне. Люди обходили их стороной, опасаясь их реакции.

В подлунном мире тоже не всё так гладко было. Вий с Горыном встретив Морену увлекли её с собой.

— Не понимаю я тебя, — говорил Горын. — Тебя оскорбляет твой собственный нареченный, а ты молчишь.

— Та, что же мне драться с ним? — Усмехнулась Морена. Откинув тугую косу за спину.

— Да хотя бы и так. — Вспылил Вий. Морена на этот выпад громко рассмеялась, привлекая к себе взгляды сидевших за соседними столами.

— Мой брат взял лиху, конечно. — Тут же вмешался Горын. — Но и сидеть без дела нельзя. Морена сверкнула глазами.

— И что вы мне хотите предложить? — Братья переглянулись. И Вий продолжил.

— Мы долго размышляли и решили омутить брата.

Морена опять звонко рассмеялась.

— Не думала, что боги будут настолько наивны. — Смех резко оборвался. — Кощей могущественный колдун все ваши омуты и мороки он увидит задолго до того как они появятся вблизи. Недаром он Владыка, а вы боги.

— Мы равные по силе и знаниям. — Проскрежетал Горын.

— И всё же Владыка он. — Не унималась Морена.

— Что ты предлагаешь? — Задор ушёл из глаз Морены, она стала серьёзной.

— Я не буду участвовать в вашей затее. Ваш брат вправе сам решить свою судьбу. И если он выбрал эту девушку, значит так и тому и быть. К тому же Ясна мне понравилась. 

Она легко встала и исчезла с глаз двух братьев.

— Моралистка. — Зло выплюнул Вий и добавил:

— Без неё у нас весь план к чертям. — Он стукнул деревянной кружкой по столу.

— Мы придумаем что-нибудь. — Горын встал и так же исчез, как недавно Морена.

После этого дня Морена не находила себе места. Она богиня зимы всегда неприступная и холодная ко всем страстям переживала и страдала из-за какой-то земной девчонки. Ясна покорила юную богиню своей кротостью и большой силой дремавшей в ней. Она понимала чувства братьев своего нареченного, но и понимала, почему Кощей сделал подобный выбор. И это осознание терзало и разделяло её каждую минуту.  Но при этом она дала себе слово не вмешиваться и держала его. Шло время Ясна успокаивалась и расцветала Морена часто бывала в Лунном чертоге под различными предлогами. Зорко наблюдая за ситуацией. Можно сказать, что девушки подружились и много времени проводили за разговорами и прогулками. Кощей благосклонно относился к действиям своей наречённой и приветствовал их.

Но, то, что суждено случиться всё равно произойдёт. И это непреложное правило действует не только для простых смертных, но и для богов. Наступил час, в который Кощей нашел двоих девушек на лугу в Подлунном чертоге.

— Ясна, всё готово для общения с родными. — Кощей улыбнулся. Яна легко поднялась, улыбнулась и обратилась к Морене.

— Если тебя не затруднит, отнеси мои цветы. — Она подала ей корзину с цветами. Морена улыбнулась и кивнула.

Кощей с девушкой удались, а молодая богиня направилась в зал цветов. Подойдя к чертогу, она увидела старших братьев Владыки.

— Какая встреча? — Удивился Вий. — Молодая зима посетила наш дом. — Морена улыбнулась, но глаза остались холодны. 

— Я приглашена на обед.

— Мы тоже как не странно. — Усмехнулся он. — Видимо грядет какое-то событие.

— Всё может быть. — Ответила Морена и зашла вовнутрь.

В этот вечер Миститслав постоянно чувствовал напряжение, и чье-то смутное присутствие то ему казался взгляд, смотрящий ему в спину, то казалось, будто то силуэт промелькнул в окне.

К вечерней трапезе, когда вся многочисленная семья собралась за столом, Мистислав был взвинчен до предела. Возблагодарив  богов за дары, посланные им в этот день, все приступили к еде. Неожиданно в горнице воцарилась тишина шепотки и стук приборов затихли. Мистислав вышел из своих дум и обратил взор на стену напротив себя. Стена стала прозрачной и в центре пространства показалась беседка увитая плющом, а в неё сидела его любимая дочь — Ясна. Она сидела и улыбалась.

— Отец, я так рада тебя видеть. — И девушка протянула к нему руки. Мистислав смертельно побледнел. Стал креститься и бормотать:

— Чур, чур меня. Уходи наваждение.

— Отец, — голос девушки звучал взволновано. — Ты не узнал меня? Я, Ясна. Я жива. Кощей позволил мне тебя увидеть. Я смогу прийти ненадолго только после венчания. Таков порядок.

Братья хмуро смотрели, как девушка тянула к ним руки и тихо лепетала оправдания. Наконец, Мистислав, поборов оцепление неожиданно взорвался той злостью и негодованием, что копилось в нём с момента вынужденной поездки в лес. Он побагровел, сжал кулаки и заорал:

— Как можешь ты недостойная, так шутить над нами. Мы уже два месяца как потеряли нашу любимицу, нашу Ясну. Матушка не выдержала такого удара и ушла вслед за ней. А ты над нами насмехаешься.

 — Как? Матушка умерла? — Девушка замерла и бледная, словно как полотно опустилась на скамью. Но тут, же продолжила:

— Отец, я и не думала шутить над вами. Я не умерла. В Лунном чертоге люди живут также как и при Свароге на земле.

— Не смей, кощунствовать. — Перебил её Мистислав. — Уходи прочь ты не дочь мне. Моя дочь, моя любимая Ясна, умерла два месяца назад. — И он схватил кувшин с квасом и с силой бросил его в девушку. Кувшин со стуком разбился о стену и расплескал квас по горнице. Изображение исчезло. Напряжение оставило Мистислава и он упал замертво с лавки.

Ясна сидела с потухшими глазами не веря в происходящее. Её только что отлучили от рода и семьи. Она и помыслить не могла что вот так быстро можно стать изгоем никому не нужным и покинутым. Через секунду слезы горячим потоком полились из глаз Ясны.

Глава 4

Шаги затихли возле дверей зала цветов, Морена резко повернулась, её толстая коса взлетела и упала за спину. В дверях стоял Владыка, он внимательно наблюдал за действиями наречённой.

— Сегодня ракитный день. — Морена мельком глянула на Владыку. Тот лишь кивнул о чём-то думая.

— Соберется вся родня. — Будто бы не замечая состояние Кощея проложила Морена.

— Да. Сегодня пред подготовка. — Словно очнулся от дум, подхватил разговор Владыка.

— Ты обижена на меня.

— О, с чего ты взял. — Усмехнулась она. — Я прекрасно понимаю твой выбор. В ней таиться безумная мощь.

— Но осознание не дает возможности заглушить обиду.

— Я не обижена на тебя. — Морена развернулась и положила руку на его плечо. — Мне горько. Но жизнь всё равно идет своим чередом. Горечь пройдет со временем.

Кощей заглянул ей в глаза, а потом и в самую душу. Душа Морены терзалась, страдала, мучилась, но чтила коны мироздания. Он осторожно поднял руку и погладил ей голову.

— Ах! — Раздалось возле дверей. Оба резко обернулись на звук голоса. В дверях стояла мертвенно бледная с красными глазами от слез Ясна. Мгновение она была неподвижной, а затем резко выбежала наружу.

— Подожди! — Закричала вслед ей Морена и бросилась за ней.

По залу расползались и истлевали плетения морока.  Кощей который не сдвинулся с места щелкнул пальцами и обрывки еще не исчезнувшего плетения потянулись к его пальцам. А затем начали вплетаться в пространственный гобелен прошлых событий.

Ясна брела, не разбирая дороги, слезы застилали ей глаза, она ничего не видела вокруг. Перед глазами стояло перекошенное лицо отца, а в ушах постоянно звучал его голос. Фразы постоянно крутились, сменяя друг друга. Он проклинал её и прогонял с глаз долой. Наконец, силы оставили её и она тихо опустилась на траву луга не далеко  от Лунного чертога. Сколько она так пролежала в изнеможении, никто не мог знать, да и она сама не ощущала этого времени. Но пришёл момент, когда сознание озарило её глаза, в них появилась осмысленность и цель. Она как маленький зверек потянулась к единственному здесь существу, кто относился к ней ласково, уважительно и внимательно. Она вдруг поняла, что Кощей единственный кто занимает все её мысли. Ей непременно срочно нужно было поделиться с ним своими горестями и переживаниями.

Поднявшись с земли, она побежала в чертог. Блуждая по залам чертога, её нетерпение все больше нарастало. И вот вдалеке она услышала голоса, ускорив шаг, она поспешила туда. Двери зала цветов были распахнуты настежь. Она остановилась в дверях и услышала голос Морены:

— Посмотри на меня. Мы знакомы с самого рождения. Чем я тебя не устраиваю. Я равна тебе по силе, моя душа черна, так же как и твоя. Наши родители уже давно нарекли нас быть вместе. Почему ты предпочёл меня ей, этой человеческой девушке.

— В ней заключена огромная сила. И она достанется тому, кому она достанется. Он будет всесильный. Ты понимаешь, что такое всесильный? — Нравоучительно сказал Кощей.

 — Ты хочешь сказать, что ты после «небесного союза» сможешь повелевать и пространством Сварога? — Задумчиво произнесла Морена. Кощей лишь кивнул в знак согласия.

— Почему же ты просто не заберешь у неё силу и не отправишь домой? — Спросила Морена.

— Потому что эту силу нельзя отнять, это сила мироздания. Ей можно только поделиться с наречённым, или вернуть мирозданию. Но в таком случае Ясна умрёт, а мир потеряет величайшую колдунью. Но не волнуйся, мы завтра пройдём обряд, а ты будешь всегда поблизости, не так ли. — И Кощей улыбнулся богине зимы. И в следующее мгновение склонивший подарил долгий поцелуй.

Такого предательства Ясна, не смогла выдержать. Непроизвольно у неё вырвался возглас, чем нарушил идиллию пары. Она схватилась за голову и выбежала прочь. Куда бежала Ясна сама не знала, местность менялась быстро и когда силы опять покинули её, она оказалась в совершенно незнакомом месте. Перед Ясной оказалась бурная река. Она вгрызалась в валуны великаны, пенилась и клокотала.  Не останавливалась не на миг не на секунду.  На берегу среди зеленой травы расположилась средних лет женщина перед ней стояла прялка, из которой вилось множество серебряных ниток. Рядом с ней сидели двое молодых прелестных девушек, они сосредоточено распутывали нити, которые спутанным комком спадали с прялки. Женщина не глядя, ловко подхватывала одну из них серебряных нитей и сматывала их в клубок. Клубок наматывался разной толщины, и в один момент нить истончалась и прекращала виться. Готовый клубок взлетал вверх и растворялся в злотых лучах солнца. 

Ясна на негнущихся ногах подошла к женщине опустилась перед ней на колени и одними губами произнесла:

— Матушка! — Её голова оказалась на коленях женщины.

Та же подбросив клубок вверх, и не изменяя движение наматывания нити, опустила глаза на девушку и положила ей на голову свои руки.

— Дитя, ты измучена. — Её голос обволакивал и давал тепло и успокоение. У Ясны опять потекли слезы. Женщина не спешила, она медленно гладила её по голове давая выплакаться. Наконец ясность ума вернулась к несчастной. Она подняла голову и посмотрела в глаза мудрости.

— Матушка! — Тихо произнесла она. — Я больше не хочу жить.

— Отчего же дитя. Твой земной путь только начался. Он будет долгим и увлекательным. — В ответ произнесла женщина.

— Нет. — В голосе Ясны, послышалась твердость. — Меня здесь ничего не удерживает. Отец, отрёкся от меня, мать умерла, а мой любимый предал меня. Я хочу умереть. 

Женщина заглянула в душу несчастной и долго что-то там разглядывала. Потом тяжело вздохнула и промолвила:

— Дитя, ты принадлежишь миру. А мир не отпускает таких как ты. Ты не можешь умереть.

У Ясны скатилась слеза по щеке, но она даже не обратила на это никакого внимания и сказала:

— Я отказываюсь от силы мира, матушка. Помоги мне. Только ты можешь мне помочь. — Шептали её губы.

Женщина встревожено нахмурила брови. Но оставалась спокойной.

— Это очень опасно не только для тебя, но и для мира. Он может не приять обратно свой дар или дар нарушит мировой баланс. И ты подвергнешь мир опасности уничтожения. Ты готова взять на себя такую ответственность?

В глазах Ясны стояла решимость, а губы шептали:

— Я готова, матушка. Помоги мне.

Женщина тяжело вздохнула и выбрала одну из многочисленных нитей на прялке, клубок был не плотный, слегка рыхлый в руке он создавал приятные ощущения покалывания. Женщина тяжело вздохнула и подбросила ввысь намного выше, чем остальные клубки. Клубок взлетел и вспыхнул. Ясна тут выгнулась, глаза её закрылись, она поднялась в воздух, тело её застрелилось, и она растворилась в пространстве.

Пространство огласилось гневным рыком, Владыка появился в момент, когда тело ярко вспыхнуло.

Глаза Кощея пылали гневом, безысходностью и муками любви, но он усмирил свой гнев и почтительно склонился перед женщиной.

— Матушка Макош, верни мою невесту. Завтра у нас «небесный союз».

— Владыка, я не могу выполнить твою просьбу. — Печально произнесла женщина. Невозможно вернуть того кто предан и хочет умереть.

Кощей в немой муке опустился перед женщиной на колени и опустил голову. Она положила ему на голову руки.

Глава 5

Плетение, наконец, соединилось и перед Владыкой появилось череда событий произошедших несколько мгновений назад. Показав морок, плетение рассыпалось в прах. Желваки заходили от негодования у Кощея. Он вылетел из зала мгновенно. Пройдя чередой залов, ворвался в трапезную, там были уже накрыты столы и те, кто прибыл на ракитный день, сидели за толами. Мрачный Владыка обошел, столы и подошёл к месту, где сидели его братья. Без объявления ударил по ним хлыстом силы. Родственников выбило из-за стола, и они откатились к стене.

Все кто был в зале, испарились тут же не желая присутствовать. Не успели  родственники  опомниться, как Владыка схватил их за горло и подвесил в воздухе.

— Как вы посмели пойти против меня.  — Шипел на них Владыка. В этот момент в зал ворвалась запыхавшаяся Морена.

— Я не нашла её. Она испарилась.  — Но тут, же осеклась, увидев подобную сцену. И замерла в дверях не в силах сдвинуться с места.

— Ты сошёл с ума, брат. — Попытался вразумить Владыку Горын. — Ты своим выбором унижает наш статус бога. Одумайся! — Захрипел он.

Кощей в гневе швырнул обоих об стену чертог содрогнулся, Вий попытался ему ответить, но тут де получил на руки темные наузы «тьмы». Они сковали его силу, и он не мог даже двинуться. От такой бесцеремонности и унижения глаза его вспыхнули темным пламенем.  Кощей даже не заметил этих проявлений и тут же произнес наказание.

— Я Владыка Навьи накладываю вечное наказание на брата своего Горына. Жить тебе на границе моего мира без разрешения заходить в него в образе трехглавого змея. Ты будешь моей сторожевой собакой. Иди, обосновывайся на новом месте. И Горын растворился в пространстве.

Тем временем Владыка повернулся к своему второму старшему брату и произнес.

— А тебя ставлю во главе мороков и оборотней, и разных мерзких тварей жить будешь на кладбище и дальше него не сможешь выйти никогда. Как не пытался поверженный освободиться ничего не смог сделать в таком положении и исчез в пространстве. Глаза Владыки сверкнули гневом и он мгновенно исчез.

Мгновение спустя Кощей поднял голову теперь на женщину смотрел глубокий старик с мудрыми, но злыми глазами. Мгновение преобразило Владыку вся сила любви, хранящаяся внутри него, обратилось страданием и молодость обратилось старостью. Женщина смотрела на него с немым сожалением, и неизбежностью событий. Владыка еще раз отвесил поклон Матушке Макош и растворился в пространстве.

Ясна поднялась все выше и выше пока не увидела в ярком мерцании тьмы светящееся яйцо мироздания. Приблизившись к нему совсем близко Ясна, почувствовала великую радость и умиротворение. Яйцо поглотило её.

Внутри был свет, он проникал повсюду. В любые уголки и закоулки. Он проник в душу Ясне и осветил её всю.

— Зачем ты здесь, дитя? — Послышался голос.

— Я хочу вернуть дар, который мне был послан. — Ответила Ясна. После непродолжительного молчания голос опять продолжил.

— Ты не можешь отказаться от дара. Мир не принимает обратно то, что отдал.  Дар должен быть воплощен на земле.

— Но я не в силах исполнить его. — С отчаливанием воскликнула Ясна.

— Дар даётся только тому, кто имеет силы воплотить его. Мир не признаёт твоей жертвы и возвращает тебя обратно.

Ясна с огромной скоростью вырвалась из светящего яйца мироздания и полетела вниз.

В это мгновение Матушка Макош взглянула на свою прялку и с тяжелым вздохом произнесла:

— Бедное дитя, судьба твоя не легка и вечна. — Стала медленно скатывать клубок серебряной нити.

Ветер шумел в дубраве, играя с верхушками исполинских деревьев, весело пенилась полноводная река, бросая белые барашки на ближайшие камни. Огромный пушистый кот прищурился и зевнул, открыв пасть и показав зубы.  Затем он поднялся на лапы и выгнулся бугром, потянул каждую лапу в отдельности. Медленно ступая своими бархатными лапами подошёл к воде, вытянув шею, посмотрел вниз. В воде отразилась большая довольная морда с длинными усами, зеленые глаза животного поблескивали  лоснящаяся черная шерсть была ухоженной. Удовлетворившись увиденным большой пушистый черный комок важно направился от воды. Отойдя от воды, он обратил внимание на берег там, среди сочной зеленой травы лежала неподвижно стройная молодая женщина глаза её были закрыты, а густые длинные серебряные волосы разметались по земле, словно снежные ручейки.

Недолго думая пушистый зверюга решил осмотреть это чудо поближе и направился в ту сторону. Подойдя вплотную, он стал принюхиваться, потом этому ему показалось, мало и он осторожно стал лапой трогать волосы. Женщина не реагировала, тогда кот обнаглел совсем и начал гладить щеки, приговаривая себе под нос:

— Баю, баю. Мррр. Фырр-мырр. — Его глубокий тихий басок звал её очнутся.

Наконец веки женщины дрогнули, она прерывисто вздохнула и открыла глаза. Её прозрачно голубые глаза выражали тоску и безнадежность. Она поднялась и подошла к воде холодная вода обожгла кожу и привела в чувство. Женщина осмотрелась, наконец, взгляд её стал осмысленным.  Местность для неё была незнакомой, но не вызывала в ней дискомфорта. Недалеко от неё в настороженности сидел большой черный лесной кот. Он внимательно смотрел, и его зелёные глаза поблескивали на солнце.

— Котик кис-кис. — Позвала женщина и улыбнулась доброй мягкой улыбкой. Кот мгновение раздумывал, а потом преодолел все расстояние одним прыжком. Женщина осторожно дотронулась по шерстке животного. Коту понравилось прикосновение женщины, оно было тёплым и мягким, успокаивающим и зовущим он потянулся и высказался:

— Баю, баю, баю. — Пробасил кот. Женщина улыбнулась.

— Будешь жить со мной? — Спросила женщина. Животное мигнула зелёным глазом и запрыгнула женщине на руки. Она улыбнулась, погладила его по голове и сказала:

— Ну, вот и друзья буду звать тебя Баюном, Баюшкой.

Кот зажмурился, поводил пушистым хвостом из стороны в сторону и заурчал, показывая, что имя пришлось ему по душе.

Женщина опустила кота на землю и пять повернулась к реке, взглянула на своё отражение. Вода отразила взрослую женщину с чистой кожей и голубыми бездонными глазами, в которых застыла тоска. Кожа была мертвенно белой волосы густой волной падали до пояса и были серебряными. В отчаянье женщина закрыла лицо руками и зарыдала. Она поняла, что больше не принадлежит не к миру живых не к миру мертвых. Она стаж границы этих миров. Солнышко катилось к закату, а женщина всё сидела в оцепенении. Баюшка уже пару раз исчезал, сходя на охоту подкрепиться, а хозяйка словно окаменела. Кот не выдержал и тихонько начал трогать бархатной лапой хозяйку и подвывать:

— Баю, баю, фырр, мурр, мяууу.

Наконец женщина подняла голову и пустыми глазами посмотрела на животное. Кот же видя, что на него обратили внимание, стал более звучно мяукать, увлекая её за собой.

-Что ж значит так и быть. — Тихо произнесла она. Заплела волоы в тугую косу и  поднявшись, медленным шагом направилась за ним. Баюшка завёл её в лес и повёл по едва заметной тропке. Когда небо из голубого превратилось в серое по краям с темной фиолетовой окантовкой кот остановился и гордо провозгласил:

— Мяу, фырр, мурр. — И пропустил вперед хозяйку вперед.

Женщина прошла, мимо последние деревья и оказалась на большой поляне. Она сразу поняла, что поляна не простая, а заповедная. В центре поляны стоял терем, как раз на месте где выходила сила Матери Сырой Земли соединяющейся в выси с силой Сварога. На поляне росли все заповедные растения, которые были на земле. Осмотревшись и подозвав кота, она подошла к терему. Дверь открылась сама собой, дом признал свою хозяйку. Пустив Баюшку в дом, женщина обернулась и промолвила:

— Всем сиротам и немощным, всем кто уходит в последний путь дорога сюда. Более никто не сможет найти эту дорогу.  

Как только голос её замер в выси грянул раскат грома такой силы, что услышали его по всей земле. Она же спокойно развернулась и зашла в дом. Дверь закрылась, на темном небе показалась первая яркая звезда.

Эпилог

Гордый старик с пустым взглядом стоял на крыльце и всматривался вдаль.  Его седые волосы теребил лёгкий ветерок.  Руки были плотно сцеплены за спиной. За спиной послышалось легкое движение, он обернулся, рядом стояла статная женщина с черной косой до пояса.

— Я слушаю. — Глубокий голос разорвал тишину.

— Ты злишься на меня, — печально произнесла женщина. — Но я не в чём не виновата ты, же знаешь.

— Я не злюсь, на тебя Морена. Ты такая же жертва в этой ситуации, как и я. Я сдержал слово, мы женаты. Прошу тебя не докучать теперь мне.

Морена осторожно положила руку на плечо Кощею и сразу отдернула руку ощутив вечный и поглощающий холод.

— Я не знала. — Голос её прервался.

— Теперь знаешь. — Спокойно ответил он её.

— Она жива. Живет в заповедном лесу. — После непродолжительного молчания сказала Морена.

— Я знаю. — Тихо ответил Владыка. — Вот только теперь она не сможет жить не там не тут. Мир не примет её она стала стражем границы. — Горечь выплеснулась в пространство.

Второй год деревня Опухлики жила благодатно. Вдоволь было дождей, и солнца люди ожили, земля стала давать богатые урожая. Торговые пути снова стали проходить через деревню. Только в центре стоял пустой терем семьи Ягдар. Как напоминание о трагедии прошедшей два года назад. Глава Рода скончался скоропостижно, после двух месяцев как его дочь умерла. Сыновья собрали свои пожитки и разбрелись по Земле матушке, куда глаза глядят, растворяясь в народе.

Зато совсем не давно прошла весть через Опухлики что в заповедном лесу появилась знахарка ведунья. Звалась она, Ясна Яглая, привечала всех, кто болен или осиротел. Весть о её доброте и силе быстро разнеслась по земле, и потянулся к ней разный люд. Да вот только не всякий мог найти дорожку тропинку к её терему. Поговаривали на жила она со стражем огромным котом Баюном, который проверял приходящего на чистые помыслы. Посмотрит он на человека и сразу видит, что у него в душе твориться. Тёмного не доброго человека воротит обратно, а светлый человек шёл дальше. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *